Татарстан

Общественно-политическое издание

Здесь побывал «Татарстан»

ДИНАСТИЯ АРХИТЕКТОРОВ АЙДАРОВЫХ

«У меня не было выбора», – смеётся, рассказывая о том, почему пошёл учиться на архитектора, заслуженный архитектор Татарстана, профессор кафедры графического моделирования КГАСУ Равиль Айдаров.

Равиль и Галина Айдаровы с внучкой Ариной.

Его отец, Сайяр Айдаров, был архитекто- ром, профессором КГАСУ (тогда КИСИ), председателем Союза архитекторов Татарстана, основателем республиканской реставрационной школы. Выросший в творческой обстановке, хорошо рисующий Равиль естественным образом пошёл по стопам отца. Жена Равиля Сайяровича, Галина, училась с мужем в одной группе на архитектурном факультете КИСИ и одним из главных учителей называет Сайяра Ситдиковича, своего свёкра.

Она доктор архитектуры, профессор, в прошлом заведующая кафедрой теории и истории архитектуры КГАСУ.

Не запутались? Тогда вот вам ещё:

«У нашего сына не было выбора, кем быть, – говорит Галина Айдарова-Волкова. – Мы просто даже никогда его об этом не спрашивали – понятно же было, что он пойдёт на архитектурный...»

Да, сын Равиля Сайяровича и Галины Николаевны, Руслан Айдаров, тоже архитектор. Очень известный в Москве специалист, автор проектов многих частных домов в ближнем Подмосковье.

Пока лишь внуки Айдаровых выпадают из общего ряда. Хотя внучка Арина, несмотря на молодость, уже довольно активно работает в сфере модного дизайна. А внук Артур решил, что пойдёт по музыкальной части. Впрочем, тут тоже есть некие династические корни...

НАЦИОНАЛЬНЫЙ МОТИВ

Родоначальник архитектурной династии, Сайяр Ситдикович Айдаров, был родом из творческой семьи. Ситдик Айдаров, его отец, – один из основателей татарской театральной школы, оперный певец. Мать Сайяра, Галия Кайбицкая, тоже была известной актрисой и певицей (вот вам и музыкальная тема в семейном хоре). Казанские улицы Айдарова и Кайбицкой названы в их честь.

Отец, вспоминает Равиль Сайярович, хорошо рисовал и к тому же имел научный склад ума. И всё это объединилось в его архитектурной работе.

– Такого преданного архитектуре человека я больше не встречала, – рассказывает Галина Айдарова. – Его заслуги в сохранении архитектурного наследия республики невозможно переоценить.

Сайяр Айдаров считается основателем татарстанской школы реставрации, реконструкции и сохранения памятников.

– В те годы, когда он работал, в мире в целом национальное направление в архитектуре было, что называется, не в моде, – вспоминает Галина Николаевна. – Все были настроены на интер- национальный стиль. А Сайяр Ситдикович настойчиво «проталкивал» национальную тему в своих проектах.

Один из таких его проектов, что был реали- зован, – мечеть Рамазан на Окольной улице в Казани. А вот здание Национальной библиотеки, которое Айдаров‐старший предлагал возвести с северной стороны от Чёрного озера, так и не было построено. Проект величественного здания в восточных традициях, лестница которого спускалась бы к самому парку, по всей видимости, требовал слишком больших вложений...

Зато многие памятники Болгара, Свияжска, Казанского кремля были отреставрированы при его участии. Он стоял и у истоков концепции возрождения в Кремле мечети «Кул Шариф». А идеи Сайяра Айдарова продолжают развивать его многочисленные ученики, ведь он полвека готовил архитекторов в КИСИ – КГАСУ.

Руслан Айдаров, архитектор, Москва.

В АКВАРЕЛЬНЫХ ТОНАХ

– Отец, конечно, был уникальный профессионал, – вспоминает Равиль Сайярович. – Мог посмотреть на какой‐то мой студенческий проект и сказать: «Вот эти линии не параллельны». Как не параллельны, не может такого быть! А через какое‐то время смотрю и понимаю: разница в полмиллиметра, но есть...

Пойдя по стопам отца, Равиль Айдаров после КИСИ много лет работал главным архитектором Вахитовского района Казани, был главным художником города и владельцем собственной архитектурной мастерской. А ещё он стал настоящим хранителем памяти о старой деревянной Казани.

– Вахитовский район, когда я там работал, сплошь был деревянный, – вспоминает он. – Видимо, судьба мне подсказала ходить по этим улицам с фотоаппаратом.

Так собрался целый архив, довольно полно отражающий деревянную архитектуру Казани. Позже он защитил диссертацию, посвящённую казанской деревянной застройке.

А ещё написал вместе с женой несколько книг, иллюстрациями к которым стали его акварели, основанные на тех самых фотографиях или сделанные с натуры. Эти рисунки до мельчайших деталей воспроизводят детали уникального деревянного зодчества, образцов которого сегодня в нашей столице, увы, практически не осталось.

Живопись, вообще, одно из его любимых занятий. Сегодня, например, в одном из холлов КГАСУ (где Равиль Айдаров сейчас преподаёт – тоже по следам отца) можно увидеть выставку его акварелей.

Кстати, младший брат Равиля Сайяровича, Ильяс, тоже начинавший как архитектор, стал в итоге известным художником, членом Российской академии художеств.

– Хочу поехать к нему поучиться, – говорит Равиль Айдаров. – Такой у меня характер, надо всё время чем‐то новым заниматься...

Ильяс Айдаров, тоже начинавший как архитектор, стал в итоге известным художником, членом Российской академии художеств.

С ИСТОРИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

Равиль и Галина Айдаровы вместе уже больше 50 лет. Супруг признаётся: очень это здорово, когда с родным человеком всегда есть общие темы для разговоров. Хотя сферы профессиональных интересов у них немного разные. Галина Николаевна занимается теорией и историей архитектуры, изучает вопросы взаимодействия культуры в градостроительстве Среднего Поволжья.

Один из предметов её исследований – башня Сююмбике в Казанском кремле. Есть, поясняет Галина Айдарова, разные взгляды на её происхождение. Диапазон предполагаемого времени её строительства – XV – конец XVII века. Сайяр Айдаров, кстати, был в лагере сторонников русского происхождения башни. А вот Галина Николаевна провела тщательный стилистический анализ по 23 критериям и увидела в ней следы готического и романского стиля, и это может свидетельствовать о её более раннем происхождении – ещё до того, как Казанское ханство вошло в состав России.

Конечно, вздыхает исследовательница, сейчас есть прекрасные современные методы, например, радиоуглеродный анализ, которые могли бы позволить уточнить возраст кремлёвской наклонной красавицы. Но пока почему‐то эти методы в отношении башни Сююмбике не применяются.

– Думаю, она ещё дождётся такого современного изучения, – говорит Галина Айдарова. – Лишь бы достояла...

 

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Добавить комментарий

Тема номера
Журнал Татарстан

Подпишитесь на обновления: